Пути незаконной торговли алмазами в Южной Америке

Раздел: Драгоценные камни
18 мая 2006 г.

Правозащитная неправительственная организация Partnership Africa Canada (PAC) одобрила деятельность Горно-геологической комиссии (Geology and Mines Commission – GGMC) Гайаны за её "способность установить эффективный контроль над алмазоносными площадями Гайаны". Однако при этом отметила, что необходимо продолжить деятельность, которая помогла бы Гайане и соседним Бразилии и Венесуэле обуздать поток незаконной торговли алмазами, ведущейся в районе, где сходятся границы этих трёх стран. Всё это изложено в отчёте PAC "Тройной риск: три объекта и тройные границы: контроль экспорта алмазов из Гайаны".

В течение марта-апреля 2006 г. сотрудники PAC инспектировали этот регион на соответствие нормам Кимберли-процесса (Kimberly Process), в чём, по их мнению, более всего из соседствующих стран нуждается Бразилия. Уполномоченный GGMC Гайаны Робесон Бенн (Robeson Benn) разработал систему контроля, подразумевающую сочетание добровольных деклараций добывающих и экспортирующих предприятий, низкую ставку роялти и простую систему контроля. В рамках этой системы экспортёры могут продавать свои алмазы кому угодно, получая оплату в долларах и свободно переводя прибыль за границу. Оформление экспортных лицензий и Кимберли-сертификатов (Kimberley Certificates) стало быстрым и эффективным. Однако, по мнению PAC, к недостаткам новой системы относится то, что она, во-первых, не компьютеризованна, а во-вторых, слишком бюрократизирована и включает множество стандартных бланков, подписей и согласований.

В отчёте PAC продемонстрировано, как география этого региона способствует контрабанде алмазов из страны в страну. "Южный район Венесуэлы в районе Санта-Элена-де-Уайрен (Santa Elena de Uairen) так же богат алмазами, как и Гайана. Санта-Элена в какой-то степени изолирована от остальной части Венесуэлы, находясь 12 часах езды автобусом от центра штата Боливар, который, в свою очередь, отдалён от столицы страны – г.Каракас на два часа полёта самолётом. Для тех, кто ищет способа экспортировать алмазы, естественно выбрать не северное направление — в столицу, а южное, через границу — в Бразилию".

Сотрудники РАС посетили г.Санта-Элена и обнаружили, что среди его населения много торговцев алмазами из Бразилии. По крайней мере три крупнейших алмазных дилера из бразильского Боа-Виста (Boa Vista) держат свои закупочные офисы в Санта-Элене, и "…большинство этих покупателей так или иначе связаны с экспортёрами в Гайане. Среди них – Bastos Diamantes, один из крупнейших экспортёров Гайаны. Эти торговцы покупают значительные количества алмазов в Санта-Элене и доставляют их в Боа-Виста для сортировки. Но они не экспортируют их через Бразилию, не отправляют их в бразильские экспортно-сортировочные центры в районах Белу-Оризонти (Belo Horizonte) или Жуина (Juina). Напротив, как заявил один из крупнейших экспортёров, они переправляют алмазы обратно на север, но уже в Джорджтаун в Гайане", считает PAC. К тому же в Боа-Виста не выдают и никогда не выдавали Кимберли-сертификатов.

С момента введения в Гайане системы Kimberley Process в 2003 г. экспортные лицензии получили около 40 торговцев. В апреле 2006 г. Р.Бенн приостановил выдачу новых лицензий; в настоящее время разрабатывается новый законопроект о торговле алмазами, который предусматривает меры по предотвращению отмывания денег. В существующей системе имеется некая возможность для коррупции, но все сходятся во мнении, что она невелика и не больше свойственной гайанскому обществу в целом.

В Гайане в настоящее время работают около 3680 драг, добывающих алмазы и золото. Все они должны получить лицензии на работы, и владелец должен быть гражданином или официальным резидентом Гайаны. После регистрации драги администрация GGMC заводит на неё специальное досье, в которое заносятся все данные о её добыче в соответствии с производственными отчётами. Однако из-за того, что система не компьютеризирована, полный анализ деятельности всех предприятий затруднён. Часто драги регистрируются бразильцами, не имеющими разрешения на работу, на имя жены или подруги. Достаточно часто драги покупаются и перепродаются по нескольку раз, а их первичная регистрация в документах GGMC остаётся без изменения.

Но PAC признаёт, что в целом система удовлетворяет требованиям Kimberley System, нуждаясь лишь в устранении некоторых упущений. Р.Бенн заявил PAC, что с 2005 г. он не принимает отчёты о производстве без надлежащего оформления и подписей, а без таких отчётов его офис не принимает и алмазы на сертификацию. Поэтому предоставление отчётов становятся нормой для экспортёров, намеревающихся получить Кимберли-сертификат для своих алмазов.

Перед тем как экспортировать алмазы за пределы Гайаны, их добытчики должны сдать как сами камни, так и всю документацию на них с заявлением об экспорте. С тех пор как алмазы сдаются на проверку, их владельцы стали значительно более ответственно подходить к заполнению требуемой документации. В случае одобрения документов государственной инспекцией алмазы в опечатанной упаковке возвращаются владельцам для экспорта вместе с Кимберли-сертификатом. Владельцу алмазов выдаётся экспортный талон с подписями трёх инспекторов, в котором указывается вес и место добычи камней.

Алмазы с неудовлетворительной документацией могут быть задержаны. Так, компания Battle Green Mineral & General Trading в начале 2005 г. передала на проверку партию алмазов весом 10942 кар., однако их первоначальный источник был неясен, в партии была велика доля крупных камней, а камни некоторых категорий отсутствовали вовсе. Алмазы были задержаны. Владелец компании Battle Green обратилась в суд, который «очистил» для экспорта около 2500 кар, а остальные 8500 кар всё же были конфискованы, поскольку компания не смогла доказать их происхождение.

В настоящее время, по сведениям PAC, большая часть гайанских алмазов перевозится в ручной клади на самолётах BWIA в Нью-Йорк, аэропорт Дж.Кеннеди, где они затем проверяются таможенным брокером, который и направляет их к месту назначения — чаще всего, это Бельгия, Швейцария или Израиль.

Суммарное производство алмазов в Гайане увеличилось с 33500 кар в 1998 г. до 445000 кар в 2004 г.; однако в 2005 г. вследствие введения более жёсткого контроля оно несколько уменьшилось. "Ранее торговцы алмазами считали, что можно экспортировать алмазы с "какой-нибудь" документацией, и обычно алмазы, которые приходили из внутренних частей страны, сопровождались неудовлетворительными документами. Но старое руководство системы контроля смотрело на это сквозь пальцы; разрешения выдавались через «систему» handshake (рукопожатие), поскольку торговцы платили требуемые налоги. Правило handshake позволило алмазам идти через систему контроля потоком, особенно после введения в 2003 г. сертификации Kimberley Process Certification, когда для экспорта алмазов понадобились Кимберли-сертификаты", считает PAC. Р.Бенн покончил с практикой "джентльменского handshake" в 2005 г., что вызвало заметный – на 90000 кар – спад экспорта.

В то время как основное количество алмазов из Гайаны попадало в систему сертификации в соответствии с правилами, в ней присутствовало большое количество камней из Венесуэлы, пришедших через бразильских алмазных дилеров. Однако количество венесуэльских алмазов, попадавших в систему, оценить достаточно трудно, считает PAC.

Представившись потенциальным покупателем алмазов, представитель PAC встретился с человеком, которого он описал как "крупнейшего бразильского торговца в Боа-Виста", которому Бенн ранее отказал в праве вести алмазный бизнес в Гайане. Этот человек заявил, что ему из Венесуэлы в Гайану шлют от 1000 до 5000 кар алмазов в неделю. Мешок алмазов весом 5 кг на его рабочем столе заставил поверить его словам. Несмотря на то, что торговец был изгнан из Гайаны, он рассказал представителю PAC, что его бизнес включает три фирмы в Гайане и что у него были алмазы, доставленные ему из Бразилии. При этом сам он не занимается перевозкой алмазов через границу; он работает за маржу только в 2%, но компенсиует её большим объёмом сделок. Как только алмазы перемещаются через границу в Гайану, они попадают в одну из трёх его экспортных фирм; каждая из них находится в списке 10 крупнейших экспортёров. PAC полагает, что упомянутый выше человек мог "..посылать камни с курьером на самолёте, трижды в неделю летающем между Боа-Виста и Джорджтауном. Алмазы не видны под рентгеном, в международном аэропорту нет поста GGMC, а таможенная инспекция в аэропорту — весьма неформальна".

PAC не очень рассчитывает на сокращение деятельности жителей Боа-Виста в Гайане. "Поскольку камни из Гайаны идут в Бразилию давно и постоянно, может возникнуть ощущение, что нет причин пытаться изменить эту ситуацию. Алмазы при этом дважды нелегально пересекают границу – но когда они окончательно покинут Гайану, то сделают это легально, с уплатой налога и с производственными отчётами, в которых указано их происхождение". Этот процесс представляет собой "дырку в Kimberley Process", поскольку он открыт для злоупотреблений и для всех, намеревающихся отмыть "конфликтные" алмазы.

Подводя итог своим изысканиям, PAC заключает, что из Венесуэлы в Гайану поступает большое количество алмазов, но экспортируются они с Кимберли-сертификатами от Гайаны. Непонятно лишь, каким способом оформляется фальшивый (гайанский) производственный отчёт на венесуэльские алмазы.

В заключение PAC формулирует рекомендации для перекрытия путей незаконной торговли алмазами. Предлагается, чтобы все драги, добывающие алмазы в Гайяне, были поставлены под государственный контроль, что позволит, в частности, выявить драги-призраки, работающие только на бумаге. Команда, следящая за соответствием алмазной отрасли этого региона требованиям Kimberly Process, должна настаивать на том, чтобы Бразилия и Венесуэла поставили под контроль все операции с алмазами в Боа-Виста и Санта-Элена-де-Уайрен. Если это не будет сделано, следует исключить их из системы Кимберли-сертификации (Kimberley Process Certification). Следует периодически проводить проверки работы добывающих драг, а копии отчётов инспекторов сохранять в их досье; увеличить количество горных инспекторов или администраторов; наладить систему управления делами и базами данных; создать инспекторский пост в международном аэропорту Летем (Lethem).

Особо осуждается Бразилия: "Существование этой дороги для незаконной торговли алмазами означает, что Венесуэла, Гайана и Бразилия нарушают свои обязательства по участию в процессе Кимберли (Kimberley Process). Главными фигурантами этой торговли являются бразильцы, находящиеся под юрисдикцией бразильских властей, которым необходимо взять на заметку эту незаконную торговую дорогу и предпринять шаги к тому, чтобы перекрыть её".

Правительству Венесуэлы PAC предлагает установить контроль за операциями с алмазами в штате Боливар, которые наносят экономический ущерб федеральному бюджету. В Санта-Элена-де-Уайрен следует учредить офис по контролю за соблюдением требований Кимберли-процесса. "Властям Венесуэлы следует наладить систему строгого и надёжного контроля за добываемыми в стране алмазами – от их источника и вплоть до экспорта".

По словам президента WFDM Е.Исхакофф (Е.Izhakoff), если этот отчёт точен и доказателен, то для его фигурантов есть риск быть отстранёнными от участия в системе Kimberley Process. Если какие-то страны с ней не согласны, они не должны в эту систему входить, поскольку это единственное средство наладить мировую торговлю алмазами таким образом, чтобы в неё попадали только легальные алмазы.

[ ИАЦ «Минерал» ]

Обсуждение новости - Ваш комментарий первый

Реклама

Реклама

 

Архив новостей

2019 год

январь февраль март апрель
май июнь июль август
сентябрь октябрь ноябрь декабрь

Архив журнала "Ювелирные Известия" (2004-2005)

Нас читают

Администрация Президента РФ, Совет федерации РФ, Государственная Дума РФ, Гильдия Ювелиров, директора и менеджеры ювелирных компаний.